1. laclefdescoeurs:

    Beach Scene, Newport, 1860, James Augustus Suydam

     
  2. weirdvintage:

    Lady Florence Norman, a suffragette, rides her motor-scooter to work, 1916 (via)

    (via weirdvintage)

     
  3.  
  4. (Source: vvannoj)

     
  5. yen-yaw:

    Vijay Iyer Sextet - live @ Jazz Middelheim 2014

    (Source: youtube.com)

     
     
  6.  
  7.  

  8. «Шесть часов до Большого Ада, а я лежу и думаю о вечном». — Мангуст

    1. Мангуст @orangelessness: Например, интересно, антропоморфный Шарик назван так в честь Шарикова или это совпадение? И к кому тогда отсылает кличка кота Матроскина?
    2. Че (от «Черчилль») @4ur4ill: Если серьезно, то первая публикация «Собачьего сердца» — 1987 г., а цикл книг начался с «Дяди Фёдора, пса и кота» в 1973 г. Советская детская книга по мотивам самиздата — это был бы лютый вин. Интересно, почему цензоры не заподозрили :)
    3. Мангуст @orangelessness: 1987 - это в СССР и официально. А так она ещё с шестидесятых была известна. У Успенского были и ресурсы, и антисоветское шило в левой ягодице, так что он вполне мог себе позволить ознакомиться, я считаю.
    4. Че (от «Черчилль») @4ur4ill: Что читал, сомнений нет. А вот чтобы такой жук, как Успенский, рисковал, оставляя аллюзии на самиздат, мне вовсе не верится. Хотя исключить нельзя. Во всяком случае, хорошая шпилька цензуре: «Это ж самая обычная собачья кличка, а вы о чем подумали?»
    5. Мангуст @orangelessness: Ну это всё же не при Сталине было. Вызвали бы, поговорили, но особые последствия жуку не грозили. Поменял бы кличку и всё.
    6. Че (от «Черчилль») @4ur4ill: Просто на меня Э.У. не производит впечатление человека, который хотел бы допускать и такой риск. Могу ошибаться, конечно. Энивей, можно ли мне в тумблр положить этот диалог?
    7. Мангуст @orangelessness: Клади. Сейчас Успенский пишет "сатирическую книжку про президента", если чо )
    8. Че (от «Черчилль») @4ur4ill: Почитал немного про его биографию, теперь более убедительной кажется версия, что Успенский осознанно поплевывал на цензуру. Отец — сотрудник ЦК КПСС, сидел там в чистки 30-х, клейма ставить некуда, а брат — торговый сотрудник финского посольства.
    9. Мангуст @orangelessness: Зато в девяностые как разошёлся! "Новые порядки в Простоквашино" калёным клеймом отпечатались на моей детской психике.
    10. Мангуст @orangelessness: А, ты про это. Нет, его тоже цензурили, просто мягко, только откровенно сатирические моменты.
    11. Че (от «Черчилль») @4ur4ill: Да! Живо помню эту книгу :)
     
  9.  

  10. On The Origins Of Things

    Everyone knows that the moon started out
    as a renegade fragment of the sun, a solar
    flare that fled that hellish furnace
    and congealed into a flat frozen pond suspended
    between the planets. But did you know
    that anger began as music, played
    too often and too loudly by drunken performers
    at weddings and garden parties? Or that turtles
    evolved from knuckles, ice from tears, and darkness
    from misunderstanding? As for the dominant
    thesis regarding the origin of love, I
    abstain from comment, nor will I allow
    myself to address the idea that dance
    began as a kiss, that happiness was
    an accidental import from Spain, that the ancient
    game of jump-the-fire gave rise
    to politics. But I will confess
    that I began as an astronomer—a liking
    for bright flashes, vast distances, unreachable things,
    a hand stretched always toward the furthest limit—
    and that my longing for you has not taken me
    very far from that original desire
    to inscribe a comet’s orbit around the walls.

    — Troy Jollimore

     
  11.  
  12. denisforkas:

    Eugen Bracht - The Shores of Oblivion. 1889

    (Source: drakontomalloi, via laclefdescoeurs)

     
  13. (Source: vvannoj)

     

  14. “Унылый, читая книгу, часто зевает, и клонится ко сну, потирает лицо, тянется, поднимая руки, и отворотив глаза от книги, пристально смотрит на стену; обратившись опять к книге, почитает немного, переворачивая листы, любопытствует видеть конец слова, считает страницы, делает выкладку о числе целых листов, охуждает почерк и украшения, – и наконец, согнув книгу, кладет под голову и засыпает сном не очень глубоким, потому что голод начинает уже тревожить его душу, и заставляет позаботиться и о себе.”
     
  15.